сначала было клёво, это потом было слово
и только к утру маленького человечка,
спящего под листиком коки
смыло слезой сосны в одном отдельно взятом бреду
и несёт сквозь тонкие пальчики в мутно временном потоке
маленький человечек, застывший в капельке янтаря,
оправленный благородным кулончиком на твоей тонкой шее
плохо спит по ночам,
ворочается и щекочет грудь
и от этого чайний на моей кухне становится всё теплее
а чайник на кухне то холоден, то горяч, что кажется просто тёплым
а у человечка так быстро то лето, то зима, что кажется будто вечная грязь
а мы так быстро то живы, то мёртвы, что кажемся молоды вечно
нас только четверо в этом мире и между нами такая вот связь
человечек говорит мне спасибо за то, что я далеко и просто пью чай
я говорю спасибо ему за то, что он просто висит на твоей тонкой шее
я благодарен тебе, что ты одна и просто спишь
и от этого чайник на моей кухне становится всё теплее
уап-па-ту-тда-а..


спасибо дранте
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:33 

а.. всех новых с годом..

а ещё не только с годом.. но и с верой в то, что вездецарствующий предновогодний пиздец скоро, может, наконец, придёт к своему логическому завершению.. и все станут счастливы!!

00:24 

something i have told about

я вроде уже о самиздате говорила.. вроде..
ну, мало ли.. может, кому интересно..
распространяется в питере.. и, наверное, через недельку-другую и за его пределами..
основное направление - творчество.. основное творчество - встольное (то, которое изначально писалось в стол, что вызвало бурю возмущения у редакторов)
мало ли.. может, кому есть что сказать..

21:10 

и жизнь и смерть
и завтра неслучайно
или случайно, но вчера
меня не стало.

01:58 

здравствуй, родной город.. люблю тебя до дрожи в коленках.. погибаю без тебя..

плачу за крещенье водой
ложной каплей кагора

................................
не ждите намоленных свеч
за дубравою утро

в стеклянную крышу вбивать
долгий волос безумства
копейка судьбою об лёд
да копейка наврала

пойти на молитву с войной
возвернуться с пощадой
да вспять не плывут купола
слёзы точат свой камень

размытая радуга пьёт
унизительный ливень
южней с полверсты от села
есть хорошая яма

как клином вопьётся ручей
он найдёт третий берег
постыдный невиданный грех
покаянье братьев

высокою мглою искрят
високосные ночи
да с шеи срывает рука
позабытое имя

так, поздно, да только б не спеть
если сёстры заплачут

Ваня Дольников(с)

@музыка: Les Hurlements d'Leo

00:14 

мало ли кто-нибудь заглянет..

чё-то мну торкнуло, решила я, что надо событиё проанонсировать..
СПб, 24 марта будет квартирник.. участники: Ваня Дольников, Лера Прокофьева, Алекс Поляков, Евгений Мысов
сбор на ст. м. Удельная в 17-00
для связи: +7 911 230 99 39
мда..

@музыка: Веня Д'ркин

03:00 

влюбилась. дура.

@музыка: muse

01:39 

боже мой.. боже мой.. как же это безумно
приятно около полутора месяцев только
открывать страницу избранных и смотреть
кто из них на этот раз стоит в списке первым..
а потом однажды залезть в один из дневников
и прочесть всё, что туда успело стечь за это время..

спасибо огромнейшее..
спасибо))

@настроение: это гопники.. они мешают мне жить..

22:06 

кончается кислород в балоне
хоть бы кто-нибудь вспомнил
хоть бы кто-нибудь протянул руку
и ни звука, ни звука вокруг

одно только немое солнце
только поздно звать прекрасного принца
звонко стучит сердце свою, наверно,
последнюю песню

...

две капли вниз по стеклу, я помню
словно чей-нибудь прощальный дождь
ровно чертят линию: финал..
кто победил? кто проиграл схватку?..

одно только стекло глаз тёплых
только ещё бы раз увидеть птиц
тонкий вокруг меня лёд трещит по швам
и трещина ползёт вперёд

17:13 

почти все читавшие говорят, что получилось плохо.. может, можно что-то подкорректировать, исправить?..

I. Откуда-то приятно потянуло запахом кофе. Она оглянулась: между рядами парт, стараясь не шуметь, пробирался к ней он.
- Привет, - шепнул он, садясь рядом с ней и ставя на парту два пластиковых стаканчика с кофе.
- Спасибо, - она слабо улыбнулась, протягивая руку к одному из них. Она любила кофе, и его она, наверное, тоже любила. Она никогда не знала точных ответов на вопросы, поэтому предпочитала ими не задаваться. Только в одном она не сомневалась: завтра она его уже не увидит, и послезавтра тоже. Эта мысль отвлекала её от кофе и от лекции, и от начатого в тетради с конспектом стихотворения и, больно ударяясь о стенки черепной коробки, металась в мозгу, не давая установиться привычному спокойствию.
- Что делаешь сегодня после занятий?
- Не знаю, - она на мгновение отвернулась, чтобы успеть изгнать из взгляда внезапно появившуюся в нём смертную тоску. – У тебя есть предложения? – она опять слабо улыбнулась.
- Сегодня открывают новый аттракцион в «Парке развлечений». Думаю, тебе бы очень понравилось.
- Ты же знаешь, что я обожаю аттракционы.
- Значит, я буду ждать тебя внизу после четвёртой пары, - он заговорщически взглянул на неё.
Она кивнула и ответила ему на взгляд улыбкой, затем уронила голову на руки, сложенные на парте, и дремала всю оставшуюся пару: сегодня она не выспалась.

II. За окном медленно проплыл узкий пятиэтажный дом с красивыми арочными окнами с бортиком и резной окантовкой. Они сидели рядом на деревянных сиденьях, а трамвай медленно и ворчливо полз по рельсам. Из всех видов транспорта трамваи были её любимым. Ей было приятно ехать в трамвае, было приятно сидеть рядом с ним, было приятно вспоминать.
- Помнишь, как мы познакомились?
- Конечно, - сказал он, глядя в окно, - я что-то неуважительное сказал о нашем философе, и ты за это облила меня водой, а я назвал тебя «дурой».
- «Сумасшедшей», - поправила она.
- Что? – он посмотрел ей в глаза.
- Ты назвал меня «сумасшедшей», - она улыбнулась.
- А.. да.. – он опустил взгляд на свои руки, лежавшие на коленях, - «сумасшедшей».
Она опять уставилась в окно. Преподаватель по философии был маленький, тщедушный мужчинка с полным доброты и одновременно всегда сконцентрированным взглядом. Он всегда был в себе, очень любил бормотать под нос стишки или песенки, или же просто какие-то свои мысли. Говорил он воодушевлённо. Она очень любила его лекции, потому что у него всегда получалось заставить её непроизвольно раскапывать в себе такие переживания и мысли, какие в обыденной жизни уже нигде не встретишь.
Дальше они ехали молча. Она улыбалась, он тоже.

III. Аттракцион одним своим видом обещал решившимся невообразимое удовольствие. Он состоял из двух тридцатиметровых металлических вышек, к двум верхушкам которых двумя резиновыми тросами была прикреплена двухместная кабинка. Тросы натягивались, а затем отпускались, и кабинка, взмыв ввысь, начинала быстро балансировать на тросах, то удаляясь от земли, то приближаясь к ней. Она почувствовала волнение в животе.
Когда они уже сели в кресло и работники парка устанавливали крепления, она заметила вполголоса, глядя в сторону:
- Есть такая теория, что если двое молодых людей вместе пережили какой-либо сильный страх, то они уже никогда не расстанутся.
Кабинка выстрелила – и она судорожно схватилась рукой за его руку, он крепко сжал её и не отпускал до самого конца.
Когда они, наконец, вернулись на землю и слезли с кресел, у неё подкашивались ноги и кружилась голова, так сильно, что ему пришлось нести её до лавки на руках.
- Это потрясающе.. это обалденно, - бормотал он, не в силах оторвать взгляд от асфальта перед собой, - просто, нет слов.. точно, жизнь удалась, - она молча кивала.
Более менее придя в сознание после газировки и порции мороженого, они сидели несколько минут в тишине и пытались подавить остатки дрожи внутри.
- Меня сегодня друзья в гости звали: отмечают день ботаника. Сказали: приходи сам, приводи ещё кого-нибудь, - он с улыбкой посмотрел на неё.
- Какое совпадение! У меня как раз на вечер нет планов.

IV. У его друзей было весело. Немного алкоголя всегда отлично разгоняет кровь. Квартира была большая: около четырёх или пяти комнат. Народу было хоть отбавляй. Со всех сторон лились шутки, байки и анекдоты. Кто-то, выбираясь из-за стола, задел салатницу – и пресловутый Оливье весь оказался на полу. Несколько человек, сопровождаемые громким хохотом, тут же ринулись убирать и чистить пол. Создавалось впечатление, что вся комната пришла в движение и, чем больше секунд оставалось позади, тем сильнее всё кружилось, смеялось и пело. Она посмотрела в сторону окна, но оно было занавешено плотной белой тканью. В любом случае, в комнате было так светло, что она всё равно ничего не смогла бы разглядеть. Она незаметно выскользнула из-за стола и скрылась за дверью пустующей комнаты. Свет был выключен, и сквозь голое стекло был виден ночной город. Она прижалась к окну и несколько минут изучала всё, что могла через него увидеть.
Дверь скрипнула.
- Ты чего тут скучаешь? – произнёс он, прикрывая за собой дверь.
- Они такие весёлые, - сказала она с улыбкой, не отрываясь от окна, - а здесь так хорошо. Я бы хотела простоять здесь всю свою жизнь, - она улыбнулась, - можно даже с тобой.
Он подошёл к ней сзади и нежно обнял. Потом прикоснулся губами к её плечу, шее, выше. Шум и гам, царившие за дверью, казалось, происходили где-то совсем далеко, на другом конце галактики. А с ними была лишь темнота и ночной город за стеклом.
Она вдруг подумала, что он на всю жизнь запомнит этот вечер, и боль на миг сжала её горло.

V. Ровно в двенадцать ночи она вернулась к себе домой. Родители уже спали, и было тихо, только мерно постукивали настенные часы, отмеряя секунды. Она наскоро умылась, разделась и скользнула под одеяло. В какой-то момент она подумала о том, что, возможно, стоило бы оставить записку хотя бы для него, но, немного поколебавшись, делать этого не стала. Она закрыла глаза, и, когда часы начали бить половину первого, она уже этого не слышала. Перед ней стоял седовласый старец в белом свободном саване.
- Что ж, - он взглянул на неё, - я вернулся. Ты готова?
Она, не отрываясь и не произнося ни слова, смотрела на него. Когда неделю назад он приснился ей впервые, тогда он показался ей намного загадочнее и притягательнее. Теперь же, стоя лицом к лицу перед своей смертью, она не испытывала ни волнения, ни трепета, ни страха.
- Дай мне руку, - размеренно произнёс он, протягивая ей свою.
Его движения были настолько медленны и плавны, голос настолько торжественным, что всё действо скорее походило даже на компьютерную игру, нежели на сон или реальность.
«Какая патетика», - пронеслось в её голове. Внезапно она вспомнила о нём. Ей стало жалко того времени, что он потратит, чтобы забыть её, может быть, даже жалко всей его жизни. Если бы у неё была возможность, она бы захотела рыдать. Она сделала маленький шаг, тихое, едва уловимое движение всем телом – и её не стало.

02:10 

ммррррхх.. ползу медленно вниз СОС ТУЛА.. а в туле, говорят, красивые девушки..

вот рука уже почти на полу.. вот толстые очки слетели.. дайте воды!! воды дайте!!

а.. хотя нет.. не надо воды.. лучше огня.. и побольше, побольше..

алло.. здравствуйте.. это степанова-скворцова?.. у меня дома комар взбесился..
простите, что?..
ах, вы уже выезжаете?..))
отлично..
я вас жду,
дверь оставлю открытой..

я вижу чёрные дыры..

мы сами чёрные дыры..

соседи! соседи!.. вы там ещё живы?..

а кто-то смеётся..

и её смех раскатами по моему полу..

и оттого и тело моё дрожит.. дрожит и колышется..

я лежу в траве.. вокруг много зелёной травы.. вокруг много процессов фотосинтеза..

я вижу потолок. рядом с моей башкой стоит утюг на полу. с другой стороны - сумка. там - тетради.

в тетрадях - клетки.. много-много клеток.. много грудных клеток.. а в них бьются птицы..

выпрямляю левую ногу - двигаю стул.. зараза! хули ты тут стоишь? не видишь: я лежу!

две точки.. две точки.. в ритме..

а что, собственно говоря, не так?.

22:43 



21:14 

меня вчера убили заново

два удара ножом куда-то

я не чувствую холода лезвия

не чувствую запаха трупного яда



я вчера просто шла, светлая

по ночным затемнённым улицам

мне судьба на улицах встретилась

поцелуй её губ на теле светится



я вчера думала: всё изменится

изменилось. угадала. глупая

в луже крови и воды от дождя - месиво

за стеной ребёнок спит, а тут - я



только эмо-кто придёт поплакать

над моим некрасивым телом

обмакнёт его в молоко -

.........................и оно станет белым


16:17 

Стирается память о прошлом,
Что было лет пять назад?
Учился, наверное, в школе,
Наверное, был даже рад.

Уже с трудом вспоминаю
Лицо моей первой любви,
Смешки её, помнится, к маю
Издёвками лета цвели...

Небольшое её наследство:
Горечь в моих порносеах,
Демоны грустного детства,
Да Страх на полных правах...

Что же со мной будет дальше?
И надоль вообще бежать?
«Останься со мной милый мальчик»,
Устал я... Трудно дышать...


_______________________________



Проснулся рано.
А рядом – женщина.
Спит родная,
Устала, наверное…
Смотрю на неё и кричать хочется:
«Родная, проснись, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!»
И смотрю на неё минут тридцать так,
Разглядываю брови, нос, на ногтях лак.
А когда просыпается –
Улыбается.
Сигарету возьмёт,
Курит и одевается…
Молча так, без стеснения.
Знает ведь, что опять хочу её –
Издевается.
«Ну, бывай, может, ещё увидимся…»
Циничная с…чка!
Что поделать?
Люблю я её,
А ей ТАК нравится…

_______________________________


Смесь
Танго и польки -
Наша с тобой любовь.

Весь
Увлечён своей ролью,
Ты - к пресному блюду соль...

Боль,
Но ты сможешь,
Не парься - я весь твой сейчас.

Вдоль
Оближи меня. Позже
Будешь цедить злобно: "Мррразь..."


_______________________________


Тусовщики: «друзья» и «подруги»
Растащат на сувениры,
Поржут,
Потрогают,
Пропьют...

Гопники, критики, девочки
Поймают врасплох,
Изнасилуют,
Унизят,
Убьют.

Песни, гитары и мысли
В бешеном ритме:
Литры!
Строки!
Рифмы!


_______________________________


Устал я
Бороться за счастье,
Своё странное,
Ублюдочное...

Немного глупое
И грустью скрученное...

Устал сжимать кулаки и долбиться:
"БЕЙ!",
Когда так хочется бежать...

Врать устал я,
Бухать,
Слать всех нахуй
Устал я...

Устал я искать смысл в
Стихах и книгах.

Устал я
Ласкать дворовых блядей,
Запутался
В словах и мыслях.
Прах веры своей
Мусолить
Устал я...


_______________________________


Я искреннен с тобой -
Ни нотки фальши,
Дальше,
Что будет дальше -
Лишь до
гадки,
После сладкие
Как шоколадки пальчики и губы
Сомкнутся.
Трутся друг об друга
Два разгорячённых тела.
Мелом очерти защитный круг,
Чтоб вдруг
К нам не проникли голоса извне.
Жалей меня -
Я сам не свой,
Укрой меня клетчАтым пледом,
Вдвоём упьёмся терпким бредом
Одного психоделически-больного бытия...


_______________________________


Ты ещё в Пензе живёшь?
Вот... Вспомнил твою безысходность...
Вспомнил наш совместный полёт,
Когда диван от пота и оргазменного сока
Напоминал мне губку...

Жаль, что наши крылья оказались короткИ...

Может, ты меня не вспоминаешь вовсе -
Наверное свои сейчас напряги, траблы, гости.
Все передряги перетруться.
Впрочем...
Как всегда...

А я вот помню...
Помню твой вампирский взгляд,
И то, как нравилось тебе терзать меня,
Рассказами о том, как отдалась другому...
ПотОм опять диван мы заливали пОтом...

Знаешь, иногда мне странно думать,
Что были времена,
Когда скулил я как побитый пёс,
Нёс инфантильный бред о том,
Что я могу стать постоянным...

И гликодиновые вечера с вином
Я помню...

И как смеялась ты,
Что после "суицида" нА семь швов
Пытался овладеть тобой.
"Смешной" - лучилась ты своей
Издёвочкой
И принимала ласки...

Мне кажется, нам было хорошо вдвоём,
Поймём ли мы суть нашей страсти?
Во власти секса были мы? Или цинизм?
Какая разница...
Мне нравился наш садо-мазохизм...

Олег Миронов(с)

21:24 

блиииииииин..
хочу ребёнка.

20:57 

Child: Do the children ever sing?

The Beautiful: Alas, they do not sing but songs of woe and remembrance.

Child: Do the children ever dance?

The Beautiful: Alas, they can dance no more.

Child: Do the children ever laugh?

The Beautiful: Alas, their laughter can be heard no longer.

Child: Do the children ever play?

The Beautiful: Alas, their days of playing have long since ended.

Child: Do the children ever sleep?

The Beautiful: Alas, the children cannot sleep. They can only dream.

Child: Do the children ever cry?

The Beautiful: Alas, I do regret, they forever cry tears of sadness.

Child: Do the children ever love?

The Beautiful: Alas, they can love no more.

Child: Do you love the children?

The Beautiful: I love all of my children, yet I fear they cannot love me.

Child: Do you love me?

The Beautiful: I shall love thee forever, my dearest one. Sleep
now, as we enter this endless memory together, and see thy death
awakened… all in a moment


00:40 

если бы я была мужиком,
я была бы сопляком, мудилой и моральным уродом..

хотя впрочем..

то, что я мужиком не являюсь, не мешает мне ими быть..

@музыка: Маша и Медведи

@настроение: автотреннинг - штоп не расслабляться..

19:38 

самиздат

20:22 

безумно хочется сделать что-то такое, чего делать, на самом деле, нельзя.. и появляется даже такое волнение в животе оттого, что нельзя угадать чего же ждать от себя самой.. и кажется что вот-вот в жизни произойдёт что-то новое, яркое, необычное.. наконец, произойдёт..

а потом проходит время.. и всё притирается.. и ко всему/всем привыкаешь.. и смотришь на вещи, будто с ними когда-то лет двадцать назад вместе родился.. и становишься ни на миг не способен на скуку по ним.. ведь они же ТВОИ вещи..

а потом происходит чудо.. и в один прекрасный момент понимаешь, что всё/все на этом свете терябельно/ы..

так вот. если в такой момент не становится грустно. значит, ты готов умереть.


23:58 

25.08.07

скоро опадут листья
мне останется плакать
головой непокрытой кивать
топтаться на месте
и не оставлять следов
такие вот мои мысли
выдувает из меня ветер
такие вот мы вместе
таким вот большим миром
замыкаем за собой двери
на крепкий засов.
и только облаком в небо
ползут день за днём годы
а мы - всё те же уроды
лежим поперёк дороги
и ждём своего калача
нам всем одного лишь требо,
мы свесим свои животы,
да грязные, немытые ноги
мы - дети одного бога,
врастаем всё глубже в землю,
а он нас рубит с плеча.
"да. вы, - говорит, - скоты".

20:28 

осенний токсикоз

гейша (02:04:04 1/10/2007)
питер! я ненавижу этот город! этот город жадных на моё глазение улиц! этот город тонущих мостов.

мне надо было здесь родиться и надо будет здесь умереть. я всегда думала, что у меня нет родины. во всяком случае, его своей родиной никогда не назову.. родной мой город.. я ненавижу тебя за то, что ты разрываешь меня на совсем мелкие кусочки, а потом, когда я думаю, что сейчас бросишь их в кипящее масло, вдруг оказываюсь под двадцатиметровым слоем чистого прозрачно-белого снега, который морозит кожу до одури в мозгах.

я ненавижу твоё штормовое небо, с олимпийскими бегунами-облаками, которые перегонят вмиг любую зеноновскую черепаху, вкупе с моим балконом и сигаретами. я боюсь погрязнуть в твоей мрачной, непроходимой глуши подвалов с текущими трубами. я ненавижу твой ночной асфальт за то, что мои кеды по нему ходят и по-иному не могут. ненавижу твоё вино, которое ты мне вливаешь, скрутив мои руки за моей спиной.

я тебя ненавижу и плАчу, потому что не умею разучиться тебя любить.

но ведь ты никогда не будешь со мной: я ведь дура..

иии.. страх..

главная